Чёрное и белое

по следам «goEast»

Несмотря на все но, в сложившихся обстоятельствах я сторонник черно-белой категоричности, не принимающей пятидесяти промежуточных оттенков, не выносящей относительности суждений, допустимой в любых других условиях.

Обычные люди, которые ничего не могли изменить и поэтому ни в чём не виноваты, и политический истеблишмент со звериным оскалом империализма — увы, не по разные стороны баррикад, ведь есть молчаливое согласие и преступное бездействие. Позиция «я простой инженер, который проектировал печи» безнравственна и порочна. Да и простой деревенский парень в конечном счёте берёт оружие и убивает.

Негоже оправдываться отсутствием выбора — выбор есть всегда.

Именно сознание соучастия и собственной вины гложет больше всего. Куда ни уезжай, как ни меняй свою жизнь, от угрызений совести никуда не деться, их не вылечить, не стереть из памяти, и эта безысходность мучительна и ненавистна.

Но — за дело и по заслугам.


Всё из-за статьи на «Медузе» о висбаденском кинофестивале «goEast», и, хотя я скептично отношусь к опусам Антона Долина, приходится задавать себе те же вопросы о границах изоляции и приемлемости бойкотов, о роли и ответственности культуры, и пытаться найти на них ответы. Кино как искусству повезло гораздо меньше, чем музыке или литературе, в которых можно писать и сочинять в стол совершенно свободно и бесплатно, — кино требует денег.


В позиции украинских кинематографистов относительно российского кино есть несколько принципиальных опорных точек:

Первая — признание коллективной ответственности российской культуры и особенно кинематографа, как самого популярного из искусств, за политику Путина.

Да, коллективная ответственность бесспорна.

Вторая — отказ отделять официальный российский кинематограф патриотических блокбастеров от «так называемых оппозиционных авторов» (цитата одного из спикеров).

Помимо «так называемых» есть и в самом деле далёкие от государства: не думаю, что стоит смешивать всех подряд.

Третья — разоблачение империалистических корней всей российской культуры, включая дореволюционную и советскую, и призыв их выкорчевать.

Всеобщность имперской основы русской культуры — это ложь. Может быть, в стремлении ей противостоять рождалось и самое анти-имперское в мировом искусстве, что можно придумать.

Четвертая — требование, чтобы из мирового культурного пространства были исключены все фильмы, снятые на «грязные деньги» российского государства или олигархов (иными словами, 99% российских фильмов, за исключением сугубо альтернативных и экспериментальных).

Не знаю. Не уверена. Наверное, важна суть авторского высказывания.


Можно по-разному относиться к фестивальным историям, в чём-то соглашаться то с одной, то с другой стороной, но следует признать, что большинство фестивалей давно ангажированы, небеспристрастны и не могут похвастаться нравственной безупречностью оценок и взглядов.

Что несомненно, так это то, что любое ограничение доступа к произведениям культуры, будь то музыка, живопись, кино или книги, — это невежество, варварство, преступление против здравого смысла и принципов гуманизма. Все равно как лишать Евангелия нарушающих заповеди Христа.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: