Рубрика: Литература

Владимирский квартал

Если Коломна — это сдержанный Петербург Блока, то Владимирский квартал — разношёрстный и всклокоченный город Достоевского, Довлатова и Ольги Берггольц.

«Гроза» Андрея Могучего. 05 ноября 2022

Про эту «Грозу» написано, кажется, все…

Алексей Иванов. «Ёбург»

Алексей Иванов способен удерживать внимание читателя на протяжении сколь угодно большого числа страниц, даже если это не захватывающий триллер с мистическим уклоном, как «Псоглавцы», «Комьюнити», «Пищеблок» или «Тени тевтонов», а всего лишь non-fiction, история одного мегаполиса, пусть и со всеми его изгибами, вывертами и пластами.

Павел Селуков. «Как я был Анной»

«Добыть Тарковского» — беззлобный, не слишком изысканно матерящийся, бравирующий своей пэтэушностью, непутевый, не нашедший, но не бросивший искать свое место в жизни лирический герой, не лишенный чувства юмора, бытового благородства и сострадания к окружающим. Все это — на фоне муторной Перми девяностых, мыкающихся потерянных людей, всеобщей пустоты, нищеты, бессмысленности. И тем не менее, во всех рассказах — тени, искры, всполохи надежды.

В «Как я был Анной» такого почти нет.

Музей-квартира М.М. Зощенко. 18 сентября 2022

Зощенко — одно из сокровенных ленинградских имён, не для избранных, но — для посвящённых.

Наталия Репина. «Жизнеописание Льва»

Лето на даче в Переделкине, собственный запущенный сад, поездки на такси — все это не мое прошлое, не мое детство. У нас никогда не было знакомых среди писателей, музыкантов, актеров или представителей других творческих профессий. Но, тем не менее, вопиющая неприспособленность переделкинских обитателей к обычной жизни, нелепые отношения мужчин с женщинами, женщин с мужчинами, клиническая неспособность принимать окончательные решения и отсюда неизбежно следующее за ней плавание по течению (что скажешь — блаженные), ближе и роднее многих вещей, известных непонаслышке.

Почему я читаю

Вопрос, зачем читать (художественную литературу), бессмысленный и праздный. Объяснять, зачем это делать, — наверное, ещё более неблагодарное занятие. Если по собственному желанию берёшь в руки книгу, чаще всего у этого нет никакой внятной цели, но есть — причина.

Обломов

Сдав экзамены за 9 класс, Никита вдохновенно предался беспечному валянию на диване…

«Люди, годы, жизнь»

Литературный бес — препоганое существо: просыпается, копошится, щекочет в носу. Не дает жить размеренно и спокойно — капризничает, проказничает, суетится. Торопится, дразнит, искушает.
Много раз мне хотелось написать о воспоминаниях Эренбурга…

Владимир Сорокин. «Доктор Гарин»

Год назад я прочитала «Доктора Гарина», и поэтому происходящее — не неожиданность, а сбывающийся, порой в пугающих мелочах, роман Сорокина. После «Дня опричника» трудно не поверить в реалистичность казалось бы полного литературного бреда. Сколь бы страшными и невообразимыми ни казались события: это не выдумка, не фантазия, не плод больного воображения, а концепция будущего, безрадостного и беспощадного.

%d такие блоггеры, как:
%d такие блоггеры, как:
%d такие блоггеры, как:
%d такие блоггеры, как:
%d такие блоггеры, как:
%d такие блоггеры, как:
%d такие блоггеры, как:
%d такие блоггеры, как:
%d такие блоггеры, как:
%d такие блоггеры, как: