«Царская невеста» в КЗ Мариинки. 27 декабря 2012

Как будто бы железом,

Обмокнутым в сурьму,

Тебя вели нарезом

По сердцу моему.

Б. Пастернак

Санкт-Петербург противопоказан опере и оперным певцам: здесь невозможно не хлюпать носом и не сипеть более двух дней подряд, когда двадцатиградусные морозы сменяются оттепелью и впору надевать резиновые сапоги выше колена, чтобы просто перейти дорогу в самом что ни на есть центре города. Оперным певцам, поющим у нас, нужно точно доплачивать за вредность. И тем не менее, вопреки всему, «Царская невеста» оказалась действительно царской…

Царская невеста

Несмотря на проклятую простуду, голос Ольги Бородиной звучал на разрыв, в прямом и переносном смысле, и это настолько усилило драматический эффект, что таких страстей нечасто встретишь и в полноценном театральном спектакле. Вся опера зазвучала пронзительно, при этом было такой родной и любимой, до боли знакомой, что вот я в первый раз почувствовала, что очень люблю русскую оперу. И ещё подумала: наверное, это невозможно петь иностранцам (или почти невозможно). И из-за музыки, и из-за требований к голосу, и из-за языка, и из-за вообще всего смысла происходящего (который тут, несмотря на концертное исполнение, был во плоти так, что не нужны были ни декорации, ни костюмы).

Я впервые осознала и то, какого громадного масштаба певица – Ольга Бородина. Увидев её имя в афише, я постараюсь пойти на что угодно (благо, не “своего” репертуара она, кажется, не поёт). Этот тот очень редкий случай, когда все чувства, эмоции, страсти, всё то, что происходит с персонажем, передаётся в полной мере голосом, и поэтому не нужно никакое особенное сценическое движение, никакая особенная сценография, ни какие-то оригинальные мизансцены. Вообще ничего не нужно. В добавление к этому я каждый раз не могла не поражаться тому удивительному мастерству, с которым берётся каждая нота, тому волшебному и невероятному владению голосом.

Алексей Марков – Григорий Грязной. Я к этому певцу совершенно неравнодушна, но спел он замечательно. И он единственный, кто пел и держался на сцене с Бородиной на равных, что было очень важно, учитывая драматургию оперы.

И вообще это тот редкий случай, когда опера и её сюжет замечательны драматически: с естественным, не одноходовым сюжетом, с нешарнирными героями, с тем, что всему происходящему веришь (впрочем, этим вообще, кажется, отличается русская опера: даже многообразное сказочное музыкальное пространство в этом смысле ничуть не менее реалистично).

Из остальных мне очень понравился Андрей Зорин (Бомелий): чистый душегуб и прощелыга. Сергей Алексашкин был убедительным Собакиным, хотя и не слишком впечатлил меня пением (за исключением последней ноты, после которой зал разразился овациями, во многом, наверное, и по старой памяти).

По возвращении домой у меня в голове сформировалась и укрепилась, и пребывает до сих пор одна простая мысль: я обожаю оперу!

P.S. Непродлённая алкогольная лицензия удивила, похоже, не только меня. Я, конечно, в оперу не пить прихожу, но без бокала шампанского, особенно в преддверии Нового года, было как-то не совсем уютно, по крайней мере, в первые пятнадцать-двадцать минут.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: